«Вдвоем жить веселей». История молодоженов из Горок: мужу — 81, жене — 83


 

Уникальную историю пожилых молодоженов из Горок, рассказывает tut.by.  В сентябре 2018-го Надежда Егоровна и Анатолий Анисимович познакомились, в октябре — поженились. Ему — 81, ей — 83. Счастье на входе не спрашивает паспорт.

 

Утром Надежде Егоровне стало плохо. Анатолий Анисимович вызвал врача, но медиков чуть опередили журналисты. «Проходите, — приглашает он нас, растерявшихся от такой ситуации. — Раз собрались поговорить, поговорим». И супруга не против. «Болезней в нашем возрасте меньше не становится».


— Все удивляются, как так? Но тут ничего удивительного, — с порога расставляет точки над «і» Анатолий Анисимович. — Жить по одному плохо — вот мы и объединились.

Точкой объединения стала квартирка в центре Горок — самого сельскохозяйственного города страны. Осенью сюда из деревни и переехал к жене Анатолий Анисимович. С собой забрал важное — «хороший телевизор», и нужное — немного одежды. А еще двух котов — Уголька и Катерину. Закрыл свой дом на надежный замок — и началась новая жизнь. Очень важный в ней человек — Надежда Егоровна. Теперь новоиспеченные муж и жена почти все время вместе.

— Только больница нас разлучает, — хозяин медленно опускается на диван, где лежит супруга. — Болеет она много. Вчера только забрал из стационара, а до этого больше десяти дней лечилась. По осени было проще: случись что, часто ее проведывал, а сейчас дорожки снежные, ерундовые. Ай! — по-дедовски отмахивается он.

Сегодня Надежде Егоровне тоже нехорошо — слабость. Зима заметает город, а жена тихонько, как говорят только о самом личном, описывает их с Анатолием Анисимовичем первую встречу. Случилось это в больнице в деревне Любиж, где она укрепляла здоровье, а он лечил колено.

 

 

— Он сидел во дворике на скамейке, а я шла мимо, — возвращается супруга к тем событиям. — Окликнул, я подошла. И как-то он мне сразу понравился. Внешне, отношением, поведением. Как-то сразу поняла, что это близкий мне человек.

— Было это на седьмой день в больнице. Увидел ее: хади, говорю, поговорим, — жених все вспоминает четко, по-мужски. — Побеседовали. Я — один, и она, оказалось, тоже одна. Сказал, бабулю хочу найти, а она мне: «Есть у нас женщина». Пообещала познакомить, а на завтра вместо нее на встречу пришла: сама, говорит, буду. Я обрадовался.

После Анатолий Анисимович и Надежда Егоровна еще три дня полечились, и он предложил: «Поехали домой». «Поедем», — ответила она. «А куда, — спросил он, — в деревню?» «Нет, — не согласилась она. — Лучше ко мне в Горки». Он поддержал: в морозы в городе проще.

— Пошли мы к главврачу, — с улыбкой возвращается к тому моменту муж. — Говорю, заберу ее с собой, можно? Он не возражал.

 

А в дверь звонок — на пороге участковый врач. Муж уступает ему место около жены. Доктор достает стетоскоп, а Анатолий Анисимович — аптечку.

 

 

— Утром у нее болела голова, — отвечает он за супругу. — Вот она ходит, ходит, таблеточку бы ей дать, а я не знаю какую.

Давление, заключает медик, у пациентки в порядке, ритм сердца не нарушен, а слабость — последствие недавней болезни. Здоровье не очень учитывает планы супругов на счастье. А планы основательные. Весной хотят поехать в санаторий. Собираются в Бобруйск или на Нарочь. С путевкой для себя Анатолий Анисимович уже давно договорился.

— Но я ведь не могу ее бросить, — объясняет он, почему пока не воспользовался возможностью. — Хочу и для нее попросить. Может, если скажу в больнице, что это наше свадебное путешествие, направление быстрей дадут?

А если не дадут, молодожены отправятся к Анатолию Анисимовичу в деревню. Тут варианты определены. А вот кто и кому в паре сделал предложение, неясно. «Мы вместе», — отмахиваются супруги и достают свидетельство о браке — их главный общий документ. Внутри цифрами и буквами отпечатана дата свадьбы — 13 октября 2018 года.

 

 

— Надежда Егоровна как раз заболела, — вспоминает тот день муж. — Пришел я в ЗАГС, жених, говорю, тут, а молодухи нету, в больнице. «Это не проблема, — отвечает регистратор. — Возьмем такси и съездим».

— Он меня даже не предупредил, что обо всем договорился, — улыбается Надежда Егоровна.

— Нас сразу не пустили, — снова возвращается к рассказу Анатолий Анисимович. — Работница ЗАГСа представилась, хотим, говорит, пару у вас расписать, врачи удивились, но не возражали. Только халаты, сказали, наденьте. Пришли мы в палату, сели с Надеждой Егоровной на койке, вот как сейчас, регистратор прочитала свой текст — так и поженились. Регистратор после уехала, я побыл еще трохи — и тоже домой пошел.

 

 

Свадьбу молодожены не афишировали: счастье любит тишину.

— Мои подруги его одобряют, — по секрету рассказывает Надежда Егоровна, пока муж вышел в другую комнату. — Когда сказала им, что встретила человека, который мне понравился, обрадовались, ведь в нашем возрасте такое редко бывает.

— Не верили, что уже влюбитесь?

— Верила, — не задумываясь, отвечает она. — Просто не встречала человека, который бы мне понравился. Первый муж у меня был военный, мы с ним в одном классе учились и в 21 год поженились. И в Латвии жили, и в Венгрии, и в Азербайджане. В 1980-м вернулись в родные Горки. 24 года назад его не стало… А сейчас я снова чувствую любовь. Вот идет Анатолий Анисимович в магазин, а я ему — лучше отдохни. Трудно, думаю, ему с его коленом на 5-й этаж подниматься, а потом гоню от себя эту мысль: ради любви и на 10-й забраться можно.

 

 

Анатолий Анисимович — человек деревенский и практичный. Только два года назад перестал сажать огород и продал трактор. Он тоже не против, чтобы их пятиэтажка, «выросла» в два раза. Тогда бы в доме появился лифт. Желание, конечно, неосуществимое. Но кто может запретить мечтать? А в жизни всякие бывают повороты.

— Восемь лет назад не стало моей первой жены, — возвращается к прошлому Анатолий Анисимович. — С 1965 года мы были вместе. Я долго грустил, а потом решил: нужно найти бабку. Дети — дочка у меня в Витебске, а сын в Москве — не возражали. И вот — нашел. Хорошо, когда человек есть рядом, всегда поговорить можно.

 

— А о чем вы любите болтать?

— Да ни о чем, — мужской ответ от Анатолия Анисимовича.

— Да обо всем, — женский от Надежды Егоровны. — А еще он компьютер изучает. Сын у меня в Мытищах живет, дочка в Испании, общаемся мы по скайпу. Дети, когда про свадьбу узнали, сказали: «Слава богу, теперь тебе хорошо — и нам спокойно».

— И мои так же само, — подхватывает муж.

— Сейчас у нас большая семья, — добавляет жена. — Дети Анатолия Анисимовича уже и в гости к нам приезжали.

 

 

Одно в этой истории грустно: кошка Катя как-то ушла гулять и пропала. До сих пор ее не нашли. А с Угольком у хозяина такая договоренность: днем малыш бегает по лестничным пролетам, а вечером у двери на коврике сидит, ждет, когда ему откроют. Время питомец, конечно, не определяет, поэтому, как солнце заходит, Анатолий Анисимович несколько раз выглядывает на коридор, проверяет.

Сам хозяин уже тоже к городу привык: выучил нужные магазины и остановки. Только приятелями пока не обзавелся. Старичков почти не осталось, померли, говорит, многие старички.

— А с молодежью не будешь же болтать, — то ли в шутку, то ли всерьез уверяет он. — По осени мы с Надеждой Егоровной сами гулять ходили. А бабка одна нас увидела — и вслед: «Вот пошли молодожены». А я ей: «Так возьми себе кого и тоже ходи». Но мы на такое внимания не обращаем. Что бы не говорили, а вдвоем жить веселей.

 

— Я про их свадьбу узнал из районной газеты, — рассказывает сын Надежды Егоровны Вячеслав. — Случайно открываю статью — и оба-на, они рядышком сидят, улыбаются. И такие счастливые. А потом смотрю, в скайпе уведомление: мама в сети, набираю — а в гости к ним как раз приехала дочка Анатолия, так мы все и познакомились.

 

Екатерина Пантелеева, Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Оставить комментарий